Василий о'Кочка (vasiliy_okochka) wrote,
Василий о'Кочка
vasiliy_okochka

Виктор Янукович: "В мою жизнь отец Зосима вошёл как великий праведник..."

В 2009 году вышла в свет книга "Любовь превыше всего. Схиархимандрит Зосима", подготовленная Свято-Успенским Николо-Васильевским монастырем. Книга посвящена жизненному пути старца Зосимы. В ней, среди воспоминаний множества людей, кому посчастливилось встретить отца Зосиму, публикуется и статья Лидера Партии регионов Виктора Януковича о его встречах и беседах со своим "духовным отцом", как он называл старца. Привожу ее вашему вниманию:

"ОН СТАЛ ДУХОВНЫМ СИМВОЛОМ ПРАВОСЛАВНОГО ДОНБАССА..."

В мою жизнь отец Зосима вошёл как великий праведник – человек с огромной душой, наделённый от Бога великим даром сострадания. Благодаря ему я стал милосерднее, по-иному посмотрел на многие вещи. Батюшка возродил во мне веру: хоть я был из верующей семьи (в детстве бабушка водила в церковь, учила молитв), но в своей повседневной жизни к Богу не обращался. Душа чувствовала, что чего-то не хватает, но чего именно – не знал. Старец обострил во мне мои духовные чувства, желание возрождать и созидать...

Впервые я встретился с Батюшкой осенью 1994 г. В это время я только начинал работать ген. директором территориального производственного отделения автотранспорта Донецкой области. Познакомил меня с о.Зосимой доктор Б.В. Стинский, когда Старец лежал у него в травматологии в г.Енакиево.

Доктор сказал мне, что у него в больнице лежит очень интересный человек – священник, монах, у которого для меня есть важная информация.

Мы встретились с Батюшкой у него в палате, где он лежал, и проговорили около трёх часов. Сначала Батюшка рассказал мне о том, как умирала моя мама. Он же узнал об этом от двух женщин, которые навещали Старца в больнице в Енакиево и которые в день смерти моей матери, 2 августа 1952 года, находились с ней в палате, возле её кровати.

В тот день была сильная гроза, шумел ливень, небо потемнело настолько, что, казалось, наступила ночь. И в это время моя мама, прощаясь с жизнью, молила Бога, чтобы Он сохранил и защитил меня, её сына, молила простыми словами. А те две женщины стояли возле её кровати, и всё это слышали и видели.

Вдруг раздался стук в окно. Как оказалось, это моя бабушка держала меня, двухлетнего, на руках, и я своей ручкой стучал в оконное стекло. Меня через окно взяли в палату и посадили около матери. Мама улыбнулась, взяла меня на руки, поцеловала, вздохнула и умерла (позже я отыскал этих двух женщин и они мне повторили сказанное).

Потом Батюшка начал рассказывать мне о вере, о Боге, задавал мне вопросы, спрашивал мою точку зрения. Так, например, он спросил: знаю ли я, что в Славяногорске (в то время так назывался Святогорск) раньше был монастырь – один из старых монастырей. В 1925 году коммунисты выгнали оттуда монахов и на этом месте создали санаторий, разрушили храмы, в кафедральном соборе сделали клуб. Я ответил, что слышал об этом монастыре: там, в меловой горе, есть очень маленькая, запущенная церковь – Николаевская: я даже ходил там по подземным ходам, но глубины всей этой истории не знал.

Эти три часа нашей беседы пролетели, как одна минута. Потом Батюшке надо было делать процедуры, пришли врачи, и я вынужден был уйти.

Напоследок Старец сказал, что, если мне будет интересно продолжить наш разговор, он находится в Никольском. Я ему пообещал, что приеду, но не сказал, когда именно.

Вторая встреча со Старцем у меня произошла в 1995 году. Тогда трагически погиб один мой товарищ, и я настолько был ошеломлён его смертью, что сам сел за руль автомобиля и, выехав на мариупольскую трассу, на предельной скорости мчался, сам не зная куда, – навстречу судьбе, наверное. Вдруг у меня в глазах мелькнул знак "Никольское" – и я сразу же вспомнил о Батюшке. Тут же развернулся и направился к о.Зосиме.

В Никольское я приехал уже к вечеру, спускались сумерки. Вышел из машины, и первое впечатление – необычайная тишина. Зашёл в церковный двор, вижу: двери храма открыты – и меня потянуло в церковь. Подымаюсь по ступенькам и слышу сзади голос (а Батюшка "р" не выговаривал):
- Виктор Фёдорович!
Оглядываюсь, а он стоит на крыльце своего домика, с посохом, улыбается:
- Я вас ждал... Но не возвращайтесь. Идите в церковь, я сейчас подойду, идите...

Мы с ним в церкви поговорили немножко, и он мне предложил исповедоваться у него. Для того чтобы исповедоваться, нужно готовиться, а я же не готовился. Но, несмотря на это, Батюшка сказал, что мне необходима исповедь:
- Вам надо... Вам очень тяжело, и поэтому надо это сделать.

Это была моя первая в жизни исповедь: до этого никогда ни у кого не исповедовался. В тот вечер, как потом уже понял, я исповедовался около двух часов. Я сам себе удивлялся: раньше, чтобы пустить слезу, – такого и не припомню (даже в детстве, когда, бывало, бабушка меня наказывала, никогда не плакал), но тогда было столько слёз – ведро, наверное.

После исповеди мне стало очень легко на душе. Я зашёл к Батюшке в домик, и мы с ним проговорили еще до трёх часов ночи; он мне подарил много книг и уже в конце разговора сказал:
- Ты очень скоро будешь губернатором Донецкой области... Ситуация очень тяжёлая в области, и никто, кроме тебя, её не поднимет.
Я ему возразил:
- Батюшка, я же никогда не работал в партийно-советских органах (как раньше говорили) – я всю жизнь проработал в промышленности, в транспорте. Вообще, это не моя стихия.
- Но ты будешь губернатором, и очень скоро. А потом будешь в Киеве, но это будет потом: я тебе всё расскажу. Сейчас имей в виду, что тебе предстоит тяжёлая ноша: поднять Донецкую область – очень тяжёлая.
И когда он мне сказал: "очень тяжёлая", я его спросил:
- Батюшка, ну скажите, почему мне вообще вот так в жизни тяжело, ну почему мне так тяжело жить?
На что он мне возразил:
- Ты не совсем правильно сказал – просто у тебя тяжёлая ноша. Но запомни: кого Бог любит – того Он и грузит, тому и даёт такой крест тяжёлый... И никуда ты не денешься – будешь нести, но у тебя всегда будет тяжёлая ноша.

Но всё это он говорил с шутками, прибаутками, как бы подбадривая меня. Потом он мне рассказал подробно о том, что я должен буду сделать, когда стану губернатором.

Во-первых, необходимо Славяногорск переименовать у Святогорск.
Во-вторых, нужно возродить Святогорский монастырь.
В-третьих, Святогорский монастырь должен стать Лаврой.

Эту мысль Батюшка аргументировал исторически: оказывается, ещё царь Николай II накануне своего ухода, участвуя в заседании Священного Синода, сделал предложение, чтобы Святогорский монастырь освятить в Лавру: ведь Донбасс – очень тяжёлый край, где в шахтах и на промышленных предприятиях страдают от непосильного труда люди, и им необходимы духовная поддержка и утешение. Эти мысли последнего императора подытожил сам Батюшка: на западе Украины есть Почаевская Лавра, в центре – Киево-Печерская, а на востоке Украины должна быть Святогорская Лавра... (Потом, когда мы уже возродили Святогорский монастырь и стал вопрос, чтобы освятить его в Лавру, Святейший сначала не дал ответа Блаженнейшему на эту просьбу. Тогда я собрал все исторические документы, необходимые материалы и поехал к Алексию II. Целый день я убеждал Святейшего, пока он дал своё благословение.)

В-четвёртых, нужно в Донецкой области восстановить все старые церкви: найти старые фундаменты и по историческим документам воссоздать их прежний вид.

И, наконец, Старец благословил меня, чтобы я побывал на Афоне и помог в восстановлении Свято-Пантелеимонова монастыря.

Потом, когда я уже стал губернатором, мы много беседовали с о.Зосимой: меня тянуло к нему, как магнитом. После этих бесед я обретал уверенность, внутренний мир.

Это был человек широкой души – его интересовало буквально все: и промышленность, и сельское хозяйство. Часто мы с ним и спорили, как правило, о политике; ругаться – не ругались, но дискуссии были: иногда я с ним соглашался, иногда и он менял свой взгляд под влиянием моих аргументов.

За месяц до своей смерти, в июле, Батюшка сам ко мне позвонил и попросил, чтобы я приехал.

- Тебя скоро позовут в Киев, – сказал Старец: – ты должен быть в Киеве. Тебя ждут там страшные испытания. Но ты не должен унывать, не должен бояться – ты должен идти только вперёд... Я верю в тебя: ты устоишь и победишь... – И ещё раз повторил: – Но тебя там ждут страшные испытания... Перед большими событиями на Украине обязательно поедь на Афон...

В этой же беседе он сказал мне, что скоро умрёт и уже "собирается домой", на что я ему возразил:
- Батюшка, надо жить! – Мне не хотелось верить его словам, ведь мы всё время следили за его здоровьем. Но Батюшка был категоричен:
- Время уже подошло... Я умру на Успение, и ты приедешь со мной прощаться...

Я слушал молча, не перебивая. Мне было как-то не по себе от его слов, но это действительно была наша последняя беседа.
На третий день Успенских праздников я уже стоял возле гроба Старца.

Для меня знакомство и общение с отцом Зосимой всегда были большим счастьем. Он умел по-отечески наставить, дать правильный совет. Своей жизнью, верой, любовью к ближнему он вселял в наши души надежду и оптимизм. Он учил быть терпимым, великодушным к врагам, милосердным и справедливым. Учил не отчаиваться, не впадать в крайности, любить людей, свою Родину, семью. Батюшка часто повторял: "Семья – ваш храм. Берегите его".

Отец Зосима стал духовным символом православного Донбасса. Верил и нас учил верить в духовное единение всех славянских народов, в торжество правды и добра...
Tags: Янукович
Subscribe
promo vasiliy_okochka february 1, 2013 08:59 946
Buy for 100 tokens
Предстоящей ночью пройдет ровно 54 года с тех пор, как при загадочных обстоятельствах погибла группа туристов под руководством Игоря Дятлова. С того времени множество экспертов и энтузиастов пытаются отгадать, что же стало причиной трагедии, но однозначного ответа пока так и нет. Установка…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments