March 17th, 2011

Высота

В Риге опять ходят фашисты

В Риге прошло шествие легионеров «Ваффен СС» - событие, которое из года в год вызывает яростные протесты и в России, и в мире, и даже в самой латвиИйской столице. Не стал исключением и сегодняшний день. Легионеры и антифашисты сошлись в самом центре города - у стен Домского собора.

Отметить очередную годовщину боев с Красной армией пришли не только старики, но и молодежь. Впереди и вовсе шли дети. С государственными флагами в руках они пели те же песни, которые семьдесят лет назад звучали под нацистскими знаменами.

Еще накануне акция ветеранов СС официально считалась запрещенной. Свое резкое «нет» ее проведению сказали депутаты рижской думы. Но в последний момент в дело вмешался суд и отменил решение парламента. Полицейских в городе сегодня было едва ли не больше, чем самих демонстрантов. Готовились к худшему. Такие марши уже не раз заканчивались беспорядками. Противники марша напоминали его участникам о зверствах нацизма и операциях против мирных жителей. Многие для убедительности даже надели лагерные робы.

На проведение сегодняшних акций власти выделили всего один час, который прошел на удивление мирно. Обошлось без ругани и потасовок. Полиции даже не пришлось никого задерживать. Единственным оружием антифашистов и почитателей легиона так и остались лозунги и песни.
promo vasiliy_okochka february 1, 2013 08:59 946
Buy for 100 tokens
Предстоящей ночью пройдет ровно 54 года с тех пор, как при загадочных обстоятельствах погибла группа туристов под руководством Игоря Дятлова. С того времени множество экспертов и энтузиастов пытаются отгадать, что же стало причиной трагедии, но однозначного ответа пока так и нет. Установка…
Высота

У Остапа Бендера был прототип - инспектор уголовного розыска

Писатель Валентин Катаев, брат одного из авторов "12  стульев", а также автор самой идеи этого романа вспоминал, что у Остапа Бендера был вполне реальный прототип. Кстати, сам Катаев стал прототипом инженера Брунса.





Прототипом Остапа Бендера был старший брат одного замечательного молодого поэта, друга птицелова, эскесса и всей поэтической элиты. Он был первым футуристом, с которым я познакомился и подружился. Он издал к тому времени на свой счет маленькую книжечку крайне непонятных стихов, в обложке из зеленой обойной бумаги, с загадочным названием "Зеленые агаты".
 
Там были такие строки: "Зеленые агаты! Зелено-черный вздох вам посылаю тихо, когда закат издох". И прочий вздор вроде "...гордо-стройный виконт в манто из лягушечьих лапок, а в руке - красный зонт" - или нечто подобное, теперь уже не помню.

Это была поэтическая корь, которая у него скоро прошла, и он стал писать прелестные стихи сначала в духе Михаила Кузьмина, а потом уже и совсем самостоятельные. К сожалению, в памяти сохранились лишь осколки его лирики.

"Не архангельские трубы - деревянные фаготы пели мне о жизни грубой, о печалях и заботах... Не таясь и не тоскуя, слышу я как голос милой золотое Аллилуйя над высокою могилой".

Он написал: "Есть нежное преданье на Ниппоне о маленькой лошадке вроде пони", которая забралась на рисовое поле и лакомилась зелеными ростками. За ней погнался разгневанный крестьянин, но ее спас художник, вставив в свою картину.
Он изобразил осенние груши на лотке; у них от тумана слезились носики и тому подобное.

У него было вечно ироническое выражение добродушного, несколько вытянутого лица, черные волосы, гладко причесанные на прямой пробор, озорной носик сатирикончика, студенческая тужурка, диагоналевые брюки... Как все поэты, он был пророк и напророчил себе золотое Аллилуйя над высокой могилой. 

Смерть его была ужасна, нелепа и вполне в духе того времени - короткого отрезка гетманского владычества на Украине. Полная чепуха. Какие-то синие жупаны, державная варта, безобразный национализм под покровительством немецких оккупационных войск, захвативших по Брестскому миру почти весь юг России.
 
Collapse )