October 24th, 2010

Высота

Чеченцы в армии



Один мой приятель служил в армии еще при Советском Союзе.

Служил где то в Сибирской глуши.
Солдатики были самых разных национальностей. В том числе было и немало чеченцев. Дедовщины особой не было. Нет, ну молодым приходилось работать больше и тяжелей, но мордобоя и унижений - этого не было.

Землячества, в плохом смысле этого слова, когда представители одной национальности заставляют пахать за себя и унижают других, не было тоже. 

Но это все присказка, а рассказка то у нас про чеченцев, как они вели себя в армии.

Collapse )
promo vasiliy_okochka february 1, 2013 08:59 946
Buy for 100 tokens
Предстоящей ночью пройдет ровно 54 года с тех пор, как при загадочных обстоятельствах погибла группа туристов под руководством Игоря Дятлова. С того времени множество экспертов и энтузиастов пытаются отгадать, что же стало причиной трагедии, но однозначного ответа пока так и нет. Установка…
Высота

Любо, братцы, любо... (история одной песни)

В конце Русско-турецкой войны, в 1774 году, Матвей Иванович Платов (1753—1818), будущий легендарный атаман Всевеликого Войска Донского, а в то время еще полковник, с двумя полками донских казаков (штатный состав полка — 501 человек), сопровождал транспорт с беженцами, уходившими с Кубани, и продовольствием для снабжения русских войск на Кавказской линии. Командир второго казачьего полка — Павел Сидорович Кирсанов.


Атаман Платов

В степи у р. Калалах (в переводе с тюрк. — Великая Грязь) транспорт подвергся внезапному нападению объединенных ногайской и крымско-татарской орд, численностью в 10 тысяч всадников. Каждый всадник вел еще по три «заводные» (то есть в поводу) лошади. Одну — сменную верховую и две вьючные, так как при набегах ни ногайцы, ни татары (как и их предшественники — монголы), так же как и донские казаки, обозов не использовали.




И первоначально песня начиналась следующими словами:

На Великой Грязи, там где Черный Ерик,
Татарва нагнала сорок тысяч лошадей.
(или по другой версии: Выгнали ногаи сорок тысяч лошадей.) И взмутился ерик, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей!


Поставив традиционный (для казачьей тактики обороны) гуляй-город из телег с мешками с мукой, тысяча казаков двое суток держала активную оборону. После ружейных залпов, для того чтобы дать оборонявшимся время на перезарядку ружей, казаки бросались в рукопашную. И дождались подмоги — «С нашим атаманом не приходится тужить

Каждая строфа этой песни — полна глубокого смысла, так как это историческая правда!

Жена погорюет -выйдет за другого!
За моего товарища, забудет про меня!

П. С. Кирсанов, друг М. И. Платова, пал в бою. А его вдова Марфа Дмитриевна (в девичестве Мартынова)- вышла за «другого». «Другой» — это Платов! Первая жена Платова — Надежда Степановна (в девичестве Ефремова) (1757—1783) умерла в 26 лет, после рождения сына — Ивана Матвеевича Платова.

Сын же П. С. Кирсанова — Кирсан (Хрисанф) Павлович Кирсанов, воспитанный М. И. Платовым, впоследствии — командир легендарного Атаманского имени Атамана графа Платова казачьего полка.

Позже место действия песни изменилось:

Как на грозный Терек выгнали казаки,
Выгнали казаки сорок тысяч лошадей
И покрылось поле, и покрылся берег
Сотнями порубленных, пострелянных людей.


Теперь в песне описывалось столкновение белой казачьей конницы генерала Павлова и Первой конной армии красных С. М. Будённого в январе 1920 года на берегу реки Маныч (не на Тереке). Количество участвовавших в бою с обеих сторон верховых казаков действительно было около сорока тысяч. В итоге белые проиграли, сильно поморозились в степи, что в итоге закончилось катастрофической эвакуацией по морю в Крым из Новороссийска в марте 1920 года.
На реке Терек близкого масштаба боёв за всю Гражданскую войну не было.
Сюжет близок к более древней песне «Чёрный ворон»: смертельно раненый в бою казак прощается с жизнью.