May 2nd, 2010

Высота

В Крыму после Врангеля (рассказ очевидца)

В октябре 1920 г., когда под натиском полчищ Красной армии и банд Махно пал Перекоп, всем стало ясно, что дело Врангеля проиграно и надо спасаться. Все, кто так или иначе был связан с врангелевщиной, устремились в Севастополь на иностранные и русские пароходы, уходящие за границу. Бросали имущество, ценности, некоторые бросали даже жен и детей, стремясь только спасти свою голову. Газеты еще умудрялись выпускать свои номера. Врангель напечатал в них объявление, что так как дело проиграно, то он со штабом уезжает. Что же касается офицеров, то ввиду полного истощения средств он предупреждает их, что в случае бегства они не должны рассчитывать ни на какое содержание от него и с момента их вступления на пароход не могут получать даже кормовых.
После такого объявления большинство офицеров осталось в Крыму (1).
Стало известно, что лавина Красной армии уже достигает Джанкоя. В пятницу 30 октября ст. ст. шел последний эвакуационный поезд из Симферополя в Севастополь. Он не только был переполнен до крайности: на крышах вагонов стояла густая масса людей с узелками и детьми на руках, держась друг за друга. Вокзал был полон провожающими. Разыгрывались душу раздирающие сцены... Прощались с близкими, родными навсегда. Бывали случаи, что отец или мать, втиснутые в вагоны толпой, теряли детей, и дети оставались на вокзале... Со всех сторон неслись рыдания и стоны и, сливаясь вместе, составили страшный, душу леденящий концерт...
После отхода последнего поезда долго еще шли бесконечные обозы с военным имуществом по направлению к Севастополю и южному берегу. На них примостились беженцы с детьми и скарбом, надеясь если не попасть на пароходы или лодки, то спастись хоть временно в горах и пещерах. Убегая, белые грабили и жгли провиантские военные склады.
В понедельник, 2 ноября ст. ст., в Симферополь стали вступать войска Красной армии, голодные, обозленные и ободранные. Перекоп им трудно достался. По их словам, там легло не менее десяти тысяч, не считая раненых.
Войдя в город, солдаты набрасывались на жителей, раздевали их и тут же, на улице, напяливали на себя отнятую одежду, швыряя свою изодранную солдатскую несчастному раздетому. Бывали случаи, что один и тот же гражданин по четыре раза подвергался подобному переодеванию, потому что следующий за первым солдат оказывался еще оборваннее и соблазнялся более целой одеждой своего предшественника и т.д. Кто только мог из жителей, попрятались по подвалам и укромным местам, боясь попадаться на глаза озверелым красноармейцам.Collapse )
promo vasiliy_okochka february 1, 2013 08:59 946
Buy for 100 tokens
Предстоящей ночью пройдет ровно 54 года с тех пор, как при загадочных обстоятельствах погибла группа туристов под руководством Игоря Дятлова. С того времени множество экспертов и энтузиастов пытаются отгадать, что же стало причиной трагедии, но однозначного ответа пока так и нет. Установка…
Высота

Другая точка зрения

Один мой знакомый сказал: "Вот ты у себя написал, что о нем (Ленине) писал Кара-Мурза. Сергей Георгиевич человек конечно уважаемый, а Бунин - гениальный (и нобелевский лауреат между прочим), так почему же ты не написал, что говорил о Ленине Бунин?
Хорошо, пишу.
Итак, выступая в Париже 16 февраля 1924 года Иван Бунин между прочим сказал так:

«...Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудо­вищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек – и все-таки мир уже на­столько сошел с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет? На своем кровавом престоле он стоял уже на четвереньках; когда английские фотографы снимали его, он поминутно высовывал язык: ничего не значит, спорят! Сам Семашко брякнул сдуру во всеуслышание, что в черепе этого  нового Навуходоносора нашли зеленую жижу вместо мозга; на смертном столе, в своем красном гробу, он лежал, как пишут в газетах, с ужаснейшей гримасой на серо-желтом лице: ничего не значит, спорят! А соратники его, так те прямо пишут: "Умер новый бог, создатель Нового Мира, Демиург!"...И если все это соединить в одно – ...и шестилетнюю державу бешеного и хитрого маньяка и его высовывающийся язык и его красный гроб и то, что Эйфелева башня принимает радио о похоронах уже не просто Ленина, а нового Демиурга и о том, что Град Святого Петра переименовывается в Ленинград, то охватывает поистине библейский страх не только за Россию, но и за Европу...
В свое время непременно падет на все это Божий гнев, – так всегда бывало...»